EN

Журнал "Телеспутник", январь 2009: А.В. Остапчук: "Мы смотрим на этот бизнес как патриоты"

Поделиться: facebook twitter vkontakte

Для любого спутникового оператора один из самых сложных процессов - определение облика будущих спутников, поскольку речь идет о серьезных долгосрочных вложениях. От того, какими будут спутники главного российского оператора ФГУП "Космическая связь" (ГПКС), зависит российская спутниковая связь на ближайшие 15-20 лет. Про будущее группировки мы рассказали в репортаже с конференции ГПКС в Дубне (см. "Теле-Спутник" №12, 2008). О том, какие соображения ложатся в основу принимаемых сегодня решений по перспективным космическим аппаратам, корреспонденту "Теле-Спутника", рассказал генеральный директор ГПКС Алексей Витальевич Остапчук.

А.В. Остапчук: Работа, которую вы упомянули, действительно сделана очень качественно - это был первый документ со столь серьезной проработкой ситуации на российском рынке спутниковой связи. Сегодня мы не прогнозируем на пять лет. Строительство космического аппарата - это 3 года, его эксплуатация на орбите - 12-15 лет. Поэтому мы составляем прогноз минимум лет на 15-20, то есть фактически заглядываем в 2030 год.

Мы, безусловно, видим большую потребность в спутниковой емкости на рынке. Это связано с поддержкой и расширением существующих сетей, а также развитием новых проектов. Вы видели, что происходило на конференции (13-я конференция ГПКС, см. "Теле-Спутник" №12, 2008 - прим. авт.) - все операторы жалуются на недостаток ресурса. Конечно, дефицит существует, он вызван объективными причинами. Мы серьезно работаем в этом направлении, форсируем создание новых аппаратов, и, думаю, уже в этом году недостаток емкости существенно уменьшится. В то же время, мы предлагаем участникам рынка подумать по поводу оптимизации используемой емкости. Существуют технологии, которые значительно экономят ресурс на борту. Кроме того, сейчас складываются определенные рыночные условия, которые должны заставить VSAT-операторов пересмотреть подход к использованию спутникового ресурса. Но даже несмотря на развитие технологий и оборудования уплотнения, мы прогнозируем существенный всплеск потребности в спутниковом ресурсе. Не только у нас в стране, но и во всем мире.

Наши оценки во многом связаны с комплексной программой "цифровизации" российского вещания. Мы работаем в тесном партнерстве с РТРС, понимая всю масштабность проекта. Наша задача предоставить необходимую емкость. Во всем мире у операторов спутниковой связи 70% дохода от передачи телевизионного контента. Я надеюсь, что эта программа будет развиваться, в первую очередь, за счет регионального вещания. Мы все прекрасно понимаем: в России не хватит оптоволокна, чтобы дотянуться до каждого поселка, до каждой отдаленной территории, где живут люди. Программа, которая сейчас реализуется у нас в государстве, очень правильная. И государственные, и частные компании уже поняли, что такое спутниковая технология, и широко применяют ее.

В распоряжении ГПКС есть национальное богатство, которое называется орбитально-частотным ресурсом. Наша задача - сохранить его и использовать в интересах государства и его граждан. При этом в качестве государственного предприятия и национального оператора мы обязаны развиваться не только на рынке России и сопредельных государств, но и укреплять свои позиции в другом полушарии. Мы многое делаем для этого, в том числе, планируем программу развития спутниковой группировки ГПКС (о программе обновления группировки ГПКС см. "Теле-Спутник" №12, 2008 - прим. авт.). У государства и у экономики страны есть серьезная потребность в емкости. И я убежден, что с этой задачей мы готовы справиться.

И еще: у нас великая космическая держава. Мы не должны забывать, что были первыми во многих направлениях. И я уже не как руководитель этого предприятия, а как гражданин, считаю, что мы, то есть наша страна, достойны большого крупного оператора, способного составить конкуренцию тем четырем игрокам, которые поделили рынок. То девятое место, которое занимает Предприятие сейчас по результатам различных рейтингов, мы не воспринимаем как успех; это, скорее, горечь. Поэтому чтобы серьезно поправить наше положение в мировой спутниковой связи, мы должны смотреть на этот бизнес как патриоты, 

А.О.: Почему? У нас будет обширная орбитальная группировка. У нас есть национальное достояние - это точки стояния и частотный ресурс - созданное стараниями предшественников, когда эта деятельность во всем мире только начиналась. Сейчас мы говорим о 12 точках - это полностью замыкает все геопространство, и у нас планы на освоение всего орбитально-частотного ресурса. То, что закреплено за Россией, это большой объем, и я считаю, что мы ставим перед собой амбициозные задачи, исходя из амбициозного потенциала. 

А.О.: У нас достаточно возможностей управлять всей группировкой со своей территории. Что касается приземления трафика - мы серьезно над этим вопросом работаем. Например, на Кубе есть станция, принадлежащая кубинской стороне. Мы предполагаем серьезно ее модернизировать, сделать там точку приземления. Канал Гавана-Дубна может стать магистралью для работы с западным полушарием.

А.О.: Я считаю, что Предприятие уникально по своему потенциалу. Я не говорю про американский рынок, рынок именно Соединенных Штатов Америки. Конечно же, работать на этом рынке с точки зрения услуг сейчас достаточно сложно. Потому что американские компании в свое время были серьезным образом поддержаны государством, для них сделали исключительно выгодную регуляторику. Мы к этому тоже придем - руководство Минкомсвязи России с привлечением научно-исследовательских институтов и заинтересованных сторон очень много работает в этом направлении.

Но сейчас мы не рассматриваем территорию США как необходимый для удовлетворения наших амбиций рынок. США - это не весь мир, кроме Америки, есть еще огромное количество стран, огромное количество потенциальных для нас рынков. 

А.О.: Первый аппарат - "Экспресс-АМ4" - будет построен с привлечением бюджетных средств. Аналогична ситуация с финансированием малого спутника "Экспресс-МД1", который будет выполнять важную государственную задачу - обеспечивать президентскую и правительственную связь. Что касается других проектов, то в рамках поставленных руководством страны задач мы доказываем необходимость частичного бюджетного финансирования на восполнение группировки. Параллельно мы прорабатываем формы сотрудничества с рынком - имеется в виду глобальный рынок, не только у нас в стране. Идет поиск стратегических партнеров в рамках той или иной кооперации. Я надеюсь, что в начале следующего года мы сможем разработать финансовую программу по строительству аппаратов на ближайшие пять лет.

А.О.: Конечно. Частично кредиты и совместная деятельность в рамках партнерских отношений с нашими операторами-партнерами. 

Кроме того, у нас среди пользователей много государственных структур, которые решают через спутники ГПКС важные задачи, связанные, в том числе, и с обеспечением нужд государственного управления и безопасности. Они берут спутниковую емкость на равных условиях. А в прозрачном канале может быть организовано все, что угодно, все, что подразумевается под связью - специальная, закрытая связь - дело исключительно заказчика.

А.О.: Конечно, есть. Например, использовать короткий путь для межконтинентальных полетов - это выгодно. Осваивать этот путь - бизнес-задача на сегодняшний день. А люди в полете звонят, люди пользуются Интернетом, люди пользуются связью, несмотря на то, сколько это стоит. Плюс вопросы безопасности полетов через полярные территории. Там есть положительный экономический эффект для Предприятия, и мы изучаем этот вопрос. 

А.О.: Мы объявили открытый конкурс.

А.О.: Разумеется, мы как люди, как патриоты, очень заинтересованы и приветствуем, если наши российские предприятия смогут победить в этом конкурсе и смогут строить качественную космическую технику. Мы, как граждане, должны всячески помогать развитию любого направления в стране, связанного с нашими техническими, интеллектуальными возможностями.

Я вам неслучайно сказал, что у нас великая космическая держава и что все-таки мы не просто так многое сделали первыми. Поэтому мы, конечно же, двумя руками за то, чтобы наши российские предприятия могли создавать конкурентоспособную продукцию, в том числе космическую технику. И чтобы могли пользоваться ею не только в России, но и за рубежом.

Я понимаю, с чем связан вопрос. И хочу дать немного рекламы предприятию, которое сделало для ГПКС практически всю группировку. У него уже накоплен серьезный опыт, есть иностранные заказчики.

Конечно, нам тяжело сейчас понимать, что многое в экономике ГПКС связано с аппаратами, которые не работают надлежащим образом. Но, тем не менее, я уверен, что наши предприятия в этом направлении смогут составить серьезнейшую конкуренцию международным производителям. Поскольку, во-первых, этот бизнес стал интернациональным, а во-вторых, мы на государственном уровне поворачиваемся к возрождению промышленности.

Да, конкурсы открытые. У нас есть критерий, и нигде специально не прописано: российский спутник или не российский. Просто я говорю не только как руководитель ГПКС, но и как гражданин. 

А.О.: Прошло время - 10 лет, и те предприятия, которые для нас делали аппараты, серьезным образом совершенствовались. У них налажена международная кооперация. Наша задача, отталкиваясь от бизнеса, ? нарисовать облик и написать техническое задание на аппарат. У нас есть специальное подразделение, которое знает и понимает космическую технику. Есть служба развития бизнеса, которая формулирует задачи, чтобы мы не просто так, ради искусства строили аппараты, а удовлетворяли динамичный рынок.

Сейчас нет такого, что нам надо заставлять чужое предприятие что-либо делать. Есть условия, которые мы опубликовали открыто. Предприятия, которые делают космические аппараты, в свою очередь, сами планируют свою деятельность, сами понимают потребности, следят за новинками космической техники и аппаратостроения. Вы еще не упомянули такую компанию, как РКК "Энергия", которая тоже делает космическую технику. Мы будем очень рады, если и они примут участи в конкурсе и выиграют. Как предприятие, имеющее многолетний опыт и, фактически, предприятие, откуда начиналось все, связанное с освоением космоса в нашей стране.

Поэтому могу констатировать, что у России есть серьезнейший потенциал по строительству аппаратов. Наша задача - правильным образом определить потребности нашего Предприятия. Все сейчас встало на свои места, не как 10 лет назад.

А.О.: Я думаю, да. Хотя наши специалисты, конечно, и сами неплохо понимают в аппаратостроении, то есть нас не обманешь.

А.О.: Вы знаете, мы перед собой такую задачу не ставим. Услуга конечного потребителя - это все-таки не наш бизнес. Основная идея - чтобы мы могли расширить возможности уникальной структуры ГПКС для операторов. У нас есть и собственное оптоволокно, и собственные технические сооружения, у нас, в конце концов, есть самое необходимое - космическая техника. Мы хотим сделать все, чтобы рынок VSAT-операторов мог бы предложить комплексную услугу для конечного потребителя. Они ближе к нему, нам этим не надо заниматься. Они чувствуют рынок, они понимают условия и более мобильны, чем мы. Предприятие сделало несколько проектов, связанных не с арендой спутникового ресурса, а с предоставлением услуг. И мы знаем, что это - тяжелейшая работа, с таким количеством подводных камней, о которых даже не стоит и говорить. Оператор может "жить", только если у него мало прямых затрат. Для него мы и хотим создать комплекс дополнительных возможностей, чтобы этот оператор смог продать большее количество услуг для потребителя, чтобы он минимизировал свои прямые затраты, свои риски. 

А.О.: Все на выбор. Мы сейчас изучаем возможность и прописываем перечень тех вещей, которые, на наш взгляд, могут быть востребованы клиентами. Может, они сократят для себя количество точек привязки или разместятся на нашей территории. Чтобы работать на рынке спутниковой связи, нужны первоначальные значительные вложения, а у нас многое уже есть. Зачем сейчас в стране столько хабов? Незаполненный хаб - это убытки. Мы говорим об иных возможностях для операторов - о планировании сетей, об экономии ресурса.

©Журнал "Телеспутник", январь 2009, Всеволод Колюбакин

Пресса о нас